+30 (698) 96-96-191

На чём летим?
Кто встречает?
Где будем жить?
Арендуем авто сами!
Экскурсии на Крите
Рассылка Ираклион.ру 2019
Полезная информация, анонсы, акции и скидки — в вашем почтовом ящике:

Готовые маршруты

Крит в лицах: судьба ручной работы

Время чтения: 15 минут   |   Добавить страницу в закладки

Невероятно, сколько событий может вмещать жизнь одного человека! Так, живёшь себе и живёшь. И не задумываешься никогда… И вдруг начнёшь отвечать на вопрос случайного попутчика в поезде-самолете… обычный такой вопрос… Куда едешь и зачем. Так, время скоротать. Начнёшь рассказывать… слово за слово… И неожиданно спотыкаешься о мысль «Как это всё уже успело со мной случиться? Да тут не на одну книжку… Многотомник можно исписать. Мелким почерком…». Думаю, каждый однажды ловил себя на этой мысли. И, действительно, иногда очень хочется записать самые важные моменты. И самому интересно сравнить себя прежнего и нынешнего, и отметить с удовольствием, «Ну, хорош(а)… хорош(а)! Всё правильно сделал(а)!». И приятно думать, что твои если не дети, то внуки-правнуки возьмут однажды в руки мелко исписанную тетрадку и увидят словно на экране всё, что было тебе дорого и важно, и поймут что-то. И про тебя, и про себя. Что-то истинное, сущностное, что приоткроет завесу вечной тайны «А зачем? Зачем, собственно, всё это было затеяно?». Уже не актуален вопрос «Кем затеяно?»… молчаливо соглашаемся, что есть, или, по крайней мере, должна быть некая сила, если не управляющая всеми нами, то, по крайней мере, наблюдающая… Иногда вмешивающаяся. И откроется, возможно, что-то сокровенное одному из твоих потомков, блуждающему в закоулках твоих воспоминаний, между сцен прошлого, от лица к лицу, от порога к порогу… Откроется и озарит всё его естество удивительным открытием, которое навсегда изменит его жизнь… Так, твоё творение начнет жить своей собственной жизнью.

В продолжение серии историй о людях Крита — интервью со Светланой Бакали.

История жизни каждого из нас есть уникальный, сложный, объёмный сценарий, замысловатое переплетение даже не событий, а причин и следствий, начало своё берущих в самой загадочной, необъяснимой и неподвластной анализу составляющей личности — сознании.

Есть истории печальные, смысл которых заключён в формуле «как не надо делать», а есть истории, переслушивать и перечитывать которые можно несчётное количество раз. Не насыщаешься. В них столько позитива, столько фонтанирующей энергии, столько внутренней силы, такой силы, которая не иссякает по определению, она, как вечный фундамент, как земля, есть — и всё. Она питает не только самого её обладателя, но и многих из его окружения. Такие истории — словно путеводные метки на бесконечной, словно Вселенная, карте рождений, становлений и иногда разрушений душ, что приходят однажды на Землю в одном из своих воплощений, оставляют здесь каждая свой след, и возвращаются в вечность или на новый виток, или на прежний, или по нисходящей. Может быть, эти ослепительные истории, эти яркие метки в истории человечества есть некая схема, словно разметка труднопроходимой тропы, один из путей, по которому оно могло бы двигаться. Некая утопия, невыполнимая, нереализуемая, но манящая и направляющая, ценная одной лишь своей притягательной силой. Являясь образцом и стимулом, целью и страстным желанием если не достичь, то приблизиться… Хотя почему не достичь? Если есть желание…

«Перед тобой сидит абсолютно счастливый человек!» — спустя несколько минут разговора очень уверенно заявляет моя собеседница. Намертво впечатывая слова в канву начинающейся беседы. Этому моменту, однако, предшествовал короткий, но чрезвычайно эмоциональный экскурс в домашнее царство рукоделия, которое есть неугасимая страсть героини моего рассказа. Страсть длинною в жизнь.

Вот причудливый агрегат, выдающий невероятной красоты узоры на ткани после длительной кропотливой работы и дизайнера, и мастера-вышивальщицы. Ими можно просто любоваться, не рискуя насытиться. Как произведениями искусства. Однако, всё это вещи вполне утилитарного назначения — скатерти, одежда. Из разряда «не на каждый день», но желание лицезреть это совершенство красок, фактур, форм и линий непременно будет преследовать их обладателя ежедневно.

А это машина вязальная. Образцы узоров, и снова буйство красок… всё это изобилие пробуждает вдохновение, будоражит воображение, устремляя твоё эстетическое чувство к совершенству и красоте, к высокому стилю и изысканным формам в самых будничных и прозаичных местах и ситуациях. И хочется такую скатерть в дом, а такое роскошное пальто для себя, и потрясающую жаккардовую блузу в изумительной гамме насыщенной фуксии и нежной пастельной ей в контрастную пару.

Оазис наслаждения! Светлана с упоением и нежной любовью рассказывает о своей страсти, о рукоделии, и хочется слушать, и спрашивать, и уточнять, и как можно дольше быть причастным к этому источнику радости и вдохновения.

«Ты меня прерывай, если надоест слушать. Я ведь могу бесконечно…» — вставляет она по ходу монолога. Да, какой там «прерывай»! Так бы и слушала без устали… Воистину талантливый человек талантлив во всем! В этом доме рукоделие возведено в степень искусства. Здесь дышишь одухотворением. К нему, однако, примешивается пьянящий аромат ванили и свежей выпечки. А вот и кекс готов. Нежная корочка, плотная мякоть с внедренными в неё дразнящими кусочками шоколада. Он словно дышит весь, этот чудесный домашний кекс, испуская манящие струйки пара и завершая атмосферу абсолютного уюта. Не только душе и сознанию пища, но и телу истинное удовольствие. Чашка греческого кофе… Все, что нужно для обстоятельной беседы.

Досье: Светлана Бакали


На Крите около 15 лет. Одна из нескольких (всего лишь!) лицензированных русских экскурсоводов. Чего бы ни касалась, за что бы не бралась, она становится если не лучшей, то одной из лучших. «Там, где есть знание, сомнений быть не может», — это про неё. В каждом слове, суждении — невероятная сила, мощный поток энергии. Если эту силу представить в виде пирамиды, то фундамент её есть спокойная уверенность в своей способности достичь любой вершины, тело конструкции — богатый испытаниями жизненный опыт, вершина — потенциал, безграничный, невидимый, скрытый далеко за пределами физических возможностей… о котором и сама она вряд ли догадывается…

От Греции не уйдёшь

Её роман с Грецией был предопределён. Он вошёл в её жизнь в образе будущего мужа, отец которого был чистокровным греком. Свёкор в годы гражданской войны в Греции был коммунистом, участником партизанского движения, позже был вынужден покинуть родину и во избежание расправы выехал в Россию.

Неожиданно человек другой формации и культуры стал для Светланы близким и надежным другом: «Не к маме я шла, если случались трудности и проблемы, а к нему! Не у мамы искала поддержки и понимания, а у него!». Так, в его образе чужая страна обрела вполне конкретные черты родной, чуткой души. «Когда Василий Григорьевич умер, у меня было ощущение, словно мир ушёл из-под ног. Я не знала, как будет жить дальше эта семья…». Сам уход его был подобен грому среди ясного неба: «Не знаю, было ли ему к тому моменту 75. Для греческого мужчины это не возраст. У него давление и сердце были, как у космонавта! Несмотря на прожитое. Да, диабет осложнял дело, но с диабетом можно жить до 100 лет. Пошёл в больницу своими ногами поправить здоровье, а оттуда его уже вывезли…».

Есть люди-явления. Жизнь свою они проживают как некий творческий акт, их поступки порой непонятны сознанию обывателя. Их отличает от массы масштаб деяний и мотивов к их совершению. Василий Григорьевич Бакалис в своё время заказал и подарил от своего имени городу Москва памятник. В греческом городе Трикала, откуда Василий Григорьевич был родом, также есть подаренное им монументальное сооружение.

После его смерти греческое гражданство было автоматически присвоено его сыну, мужу нашей героини. Оба их сына, внуки Василия Григорьевича, по рождению были признаны и зарегистрированы греками. Позже в Греции они приняли крещение и по достижении 14-летнего возраста получили удостоверения личности граждан Греческой Республики. Со временем и Светлана получила греческое гражданство. Забавным и символичным был финал растянутой во времени истории сбора и подачи документов, их рассмотрения греческой стороной.

Выдалась ей очередная командировка в Грецию, где она часто бывала по работе. Звонит свекровь, на тот момент находившаяся там же, но в другом городе: «На твоё имя пришла какая-то греческая бумага. По-моему, ничего важного…». «Хорошо, — ответила Светлана, — увидимся по возвращении в Москву, заберу и посмотрю». Прилетает домой, читает отпечатанный текст. Не будучи ещё хорошо знакомой с официальным языком, просит помощи в переводе, и получает шокирующий ответ. Бумага приглашает её через несколько дней прибыть в Грецию для принятия государственной присяги. Упс… С работы точно уже не отпустят. Едва успела вернуться. На чаше весов, тем не менее, — возможность жить и работать в Греции. И, вполне вероятно, второго такого шанса судьба уже не предоставит. Тот самый случай, когда цель оправдывает даже не совсем дозволенные средства. Больничный «по знакомству» решил проблему отсутствия на рабочем месте. Грек вряд ли поймёт всю деликатность вопроса. Ведь в Греции достаточно одного звонка шефу «у меня голова закружилась», чтобы официально получить трехдневную «увольнительную». Так благосклонен закон.

Итак, она снова в Греции. Пятница… Визит в госучреждение в пятницу здесь лучше не планировать. Пятница для греков — это почти выходные. Так что факт отсутствия нужного чиновника не вызвал удивления. Благо, известно, где искать. Да-да, именно за чашкой кофе был застигнут ответственный товарищ, оказавшийся, к счастью, вполне сговорчивым. И буквально в оставшиеся 15 минут рабочего времени Светлана успевает принять присягу. Так, триумфально завершилась история получения греческого гражданства. И 15 минут могут решить всё.

«Мой выбор был абсолютно осознанным. Я хотела уехать в Грецию. Я всегда хотела уехать в Грецию!» — Светлана снова словно впечатывает каждое слово в конструкцию рассказа. Реальному переезду предшествовали 20 лет страстного желания, в течение которых были, конечно, регулярные визиты в отпуск-на-каникулы, выезды с детьми на море.

Крит, как вариант, где осесть, возник задолго до переезда. Самый солнечный греческий остров Светлана узнала в связи с именитым критским оливковым маслом. Руководитель департамента, где она работала, был одержим идеей привезти в Россию оливковое масло с Крита. Когда-то он работал торговым представителем России в Греции и хорошо знал его ценность. Так, судьба подарила Светлане шанс проникнуться атмосферой лучшего, по мнению самих критян, места на земле.

Вопрос выбора, однако, существовал. Фигурировал ещёещ и Родос. Но климат на Крите в силу географического положения более жаркий и сухой. Для Светланы этот момент крайне важен: «Мой организм не справляется с холодом. Сердце плохо работает. Приходится всегда носить с собой таблетки. «Не качает», как говорит доктор». Плюс, конечно, человеческий фактор. Женская заинтересованность определила выбор в пользу Крита. Итак, новая жизнь… Всё с нуля! И даже имя зазвучало иначе. Была Светлана, стала Фотини (от греч. «φως» — свет).

Везде в мире русских считают «жёстким» народом. Уважение к России зиждется на непонимании и опасении. Умом, как известно, нас понять невозможно. Ведь русский человек, и, в частности, русская женщина способна выжить в любых условиях, и даже в отсутствие всяческих условий. «Как?» — спросит европеец. А у нас и вопроса не возникает. Так и остаются иностранцы в неведении, веря в миф о сверхвозможностях русского организма, взращенного в условиях почти «полярного холода». Так они думают… И, надо сказать, недалеки от истины.

Первое воспоминание Светланы: «Детский садик в одном из уральских городов. Самый обычный. Мне 2 годика. Кроватки, где нам надо было спать во время сончаса, располагались на веранде. Если там и существовало отопление, то самое элементарное. Нас закутывали каждого в теплое одеяльце и оставляли на пару часов «закаляться». Снаружи могло быть и -30. Урал всё ж таки. Внутри, конечно, не минус, но… Холодно!». Кровь застынет в жилах изнеженного солнцем грека-южанина от такого рассказа. Для критян это условия, близкие к пыточным. А в России один из тысяч обычных детских садиков.

Суровые процедуры закаливания в нашем конкретном случае имели обратный эффект. Холод стал для Светланы существенным неудобством. Может, поэтому она и оказалась на Крите. «Если б был остров ещё южнее, ещё ближе к Африке, — заливисто смеётся она, — я бы осела там. Но там ничего нет!».

В отличие от подавляющего большинства русских на Крите, или, точнее, говорящих по-русски, Светлана приехала сюда и с гражданством, и со знанием языка. Первым греческим словам (разумеется, это была нецензурная лексика) её научил свёкор. Словом, «экипирована» по полной программе. Готова приступить к выполнению задания! И приступила незамедлительно. 9 июня приехала на Крит. И уже 16-го пошла устраиваться на работу. В туркомпанию, занимавшуюся организацией экскурсий. Это была третья профессия, которую Светлане пришлось осваивать. И в этом она оказалась верна врожденному перфекционизму. Достигла максимальной карьерной отметки. Окончила вуз и получила диплом-лицензию экскурсовода. Читать учёные книжки по истории и археологии на греческом языке — уже подвиг. Сдать экзамены, подтвердить знание предметов и получить диплом — подвиг, возведенный в энную степень. Но уж если взялась, выдюжит!

Быть лучшей в своем деле, выполнять его творчески и с полной отдачей, — это у Светланы в генах, в крови, на клеточном уровне. Дар небес. Дар, который она в себе, ценит, бережёт и регулярно питает новыми успехами.

Детство. Юность. Институт

Способность полностью погружаться в процесс проявила себя ещё в школе. Училась с упоением. Учёба была приоритетом и поглощала большую часть времени. Когда спустя много лет её одноклассники, уже взрослые состоявшиеся люди, собрались на годовщину выпуска и решили позвонить ей в Грецию, один из них признался: «Я помню тебя как девочку с очень длинными ногами!». «У меня были длинные ноги???» — мгновенно отреагировало сознание. Так-то… Она настолько была увлечена учёбой, что даже не замечала заинтересованных взглядов сверстников. Безусловно, человек, обладающий от природы способностью так концентрироваться, добивается успеха и удовлетворения в любом деле. Индивиду обычному приходится применять различные техники и тактики, чтобы достичь этого умения, а кому-то везёт сразу. В момент рождения… или ещё раньше… Одному Создателю известно, в какой момент в начавшую делиться клетку вселяется душа. А с ней и характер.

Удивительно, как сильный дух Светланы неудобные обстоятельства всегда преобразовывает в удобные и даже комфортные. Как данность, судьба преподнесла ей непростые отношение с родителями. Мама обладала ярко выраженным деспотичным характером. Вероятно, бессознательно, но она копировала модель отношений со своей матерью, для которой важен был сын, продолжатель рода. «Бабушка говорила, что мужчина — святой человек, ведь ему даже в алтарь вход дозволен!» — вспоминает Светлана. Положение дочери в иерархии семейных отношений было второстепенным. Модель повторилась в следующем поколении. Для родителей Светланы центром внимания всегда был и остается мальчик. Её брат.

Девочку изначально как ребёнка не воспринимали. Она также была вовлечена в процесс обожания и посвящения всех благ единственному наследнику: «Если у него в школе случались проблемы, то к педагогам шла я, а не родители!».

Оказывается, такие семьи, в которых родительские любовь и забота распределяются по избирательному принципу, встречаются сплошь и рядом. Подобные истории рушат, кажется, самую основу бытия. Ведь природа, животный мир, за редким исключением, даёт нам пример естественных, нормальных отношений в семье, когда родители дарят всем детям, без предпочтений и исключений, любовь, тепло и заботу. То, что происходит среди людей, порой, ни понять, ни объяснить невозможно… Отмечаешь лишь, что далеко не всегда те, кого принято считать самыми близкими людьми, действительно таковыми окажутся. Иногда происходит с точностью до наоборот.

«Наш мозг, удивительно сложная конструкция, способен находить лазейки, позволяющие сделать нашу жизнь комфортнее, — рассуждает Светлана. — Поэтому я определила для себя, что такие отношения сделали меня ещё сильнее. Я не могу сказать, что прямо трудности меня воспитали. Изначально был характер, потом лишь корректировка пошла. Она-то и позволила мне сейчас иметь то, что я имею. Быть той, которая я сейчас есть…».

Характер не просто был. Он сразу проявил себя в поступках, на которые обычные дети не способны. Вот одно из ярких воспоминаний детства. Выходной день. Вся семья собралась за обеденным столом. И вдруг стук в дверь. Мама открывает дверь, за порогом — незнакомая женщина. Представившись, она уточняет, по правильному ли адресу пришла, и продолжает: «Почему ваша девочка не ходит в школу?». «Какую школу, — изумляется мама. — Какая школа, ей только 6 лет!». Оказывается, дочь решила вопрос своими силами. Жажда знаний была так велика, что она самостоятельно отправилась в школу и записала себя на подготовительные занятия, оставив данные родителей и адрес. Ни в чём не ошиблась. Милостей от жизни не ждала. Брала их своими руками. С самого детства.

Её вечной «лазейкой», делавшей жизнь комфортнее, всегда было и остается рукоделие. В 7 лет у двух её любимых кукол было по чемодану одежды, созданной её руками, как, впрочем, и сами чемоданы. «Программа рукоделия — шитья, вязания, — у меня в голове, — поясняет Светлана. — Меня учить не надо, я так запрограммирована. Но швея в нашей семье не воспринималась как профессия. Речь шла о том, чтобы я стала (не знаю, с какой стати) хирургом-кардиологом». Несмотря на характер воина, бойца, она никогда не сопротивлялась воле родителей. Протеста не возникало. Неудивительно. В те времена в нашей стране человек, рождаясь, автоматически становился элементом системы с чёткой определённой для него ролью и границами свободы. Винтик огромного мощного механизма, восстать против которого означало подписать себе приговор. Воля родителей была перстом, указующим верное направление.

После окончания школы честно отправилась выполнять поставленную мамой задачу. Челябинск, сумасшедше популярный медицинский институт, поступить в который без связей было, что на луну слетать. Связей оказались недостаточно, и отважная девчонка с характером впервые столкнулась с обстоятельствами сильнее неё. Завалила физику… удар по самолюбию отличницы-лучшей-во-всем был наотмашь. На внезапный сильный стресс организм отреагировал резким снижением зрения. С тех пор появилась новая деталь имиджа — очки.

Год отработала мотальщицей на хлопчатобумажной фабрике в Краснодаре, куда родители перебрались к тому времени. И снова встал вопрос куда поступать. И снова интересы и склонности дочери даже не обсуждались. В медицинский она категорически отказалась подавать документы. Слишком глубоким было пережитое потрясение. И вариант оставался один… Продолжить фамильную династию горных инженеров. «Вместо того, чтобы рекомендовать мне экономический факультет, мама настояла на профессии именно горного инженера. По её логике с таким дипломом я могла бы работать в том числе и экономистом, а с дипломом экономиста — только по профессии».

Так, Светлана стала 17-ым инженером-горняком в семье. На этот раз она поступила без особого труда. Её знания физики были оценены на «отлично». Причём объем их с момента прошлогоднего провала отнюдь не изменился.

Девочка-перфекционистка вновь нашла свой поток… Поток, который, согласно заданному направлению, должен был вынести её в один из угольных карьеров: «На разрезах я не работала, уголь не добывала, но должна была. Мальчики, с которыми мы учились, потом получали должности начальников участков на угольных разрезах», — надо видеть эту ухоженную интеллигентную, изысканную леди, чтобы ощутить в полной мере абсурдность применения к ней понятий «угольный разрез» и «начальник участка». И тем не менее… В рамках обязательной практики ей довелось-таки почувствовать специфику выбранной профессии. «На экскаваторе я покаталась! — с восторгом сообщает Светлана. — Я и рядом экскаваторщик».

От «угольной работы» её уберег талант черчения в аксонометрии. С лёгкостью чертить аксонометрические проекции, то есть объёмное изображение предмета в разных плоскостях, способен человек обладающий развитым пространственным мышлением. Скажем, изобразить отражение предмета на некой плоскости, расположенной под определённым углом к привычным нам горизонтали и вертикали. Предмет изображается с соответствующими его положению искажениями относительно угла зрения. Что-то вроде 3D-рисунков. Словом, работа, требующая ювелирной точности. Врожденная кропотливость Светланы, способность к быстрой и максимальной концентрации, умение полностью растворяться в процессе обеспечили ей непыльное поприще прикладного творчества. Она пачками чертила наглядные пособия. Несравнимо более адекватный для красивой молодой девушки род занятия в сравнении с добычей угля на разрезе.

Итак, программа-минимум была выполнена. «Путёвка в жизнь» в виде многообещающего диплома инженера-горняка получена. И дальше начался нормальный советский сюрреализм. Насколько параллельную реальность можно считать нормой. В Советском Союзе эпохи 70-80-х явления, которые сейчас кажутся полным абсурдом, были абсолютной нормой.

Распределение после института. Варианты, за исключением столицы, — один другого интереснее. Хоть тебе Сибирь, хоть Дальний Восток. Мамино напутствие оказалось вполне в стиле её логики «от наоборот». «В Москве вам карьеру не сделать», — убеждает она нашу героиню. На этот раз решается судьба уже не одной Светланы, а всей молодой семьи, включая мужа и кроху-сына. Что подразумевалось под «карьерой», одной маме и было известно. В Сибири все места оказались разобраны… Какая популярность, однако! Как сменился градус восприятия. В царской России Сибирью пугали. Наводящие ужас холод, изоляция, одиночество и заброшенность… Против «извините, нет свободных мест» времён пресловутых распределений. Кстати, как явление, они, пожалуй, были тождественны ссылке. С лёгкой маминой руки наша героиня принимает решение, ставшее очередным жестким испытанием характера на прочность.

На краю Земли

Дальний Восток как природный феномен обладает удивительным качеством. Многие, побывав там однажды, напрочь теряют голову и, очарованные дальневосточной экзотикой, всю жизнь мечтают вернуться туда вновь. Другие, напротив, вкусив реальной жизни на «конце света», вспоминают годы, проведенные там, с содроганием, убеждая себя: «Это была отличная закалка!». Странный он, Дальний Восток…

Бесснежные, с сумасшедшими ветрами зимы, пыльная тяжёлая жара летом, невероятных размеров махаоны, фантастические лотосы, нереальной красоты ирисы, немыслимое изобилие рыбы и прочих морских гадов. Всё имеет «гипер»-масштаб, словно существует на границе мира реального и сверх-реального. Ещё немного вглубь и, кажется, непременно попадёшь в иное измерение.

Неотъемлемой частью дальневосточной жизни в те времена было полное отсутствие нормальных бытовых условий. «Представь себе нашу семью, — описывает Светлана. — Папа был главным инженером, у него в подчинении было 7 тысяч человек. Мы всегда жили нормально. Потом я попадаю в семью мужа, где на ужин к нам приходили послы. Там тоже всё было на уровне. И… Сахалин. Малосемейное общежитие, 7 комнат, общий туалет, душа не было вообще. Унитаз в туалете пробит, и, чтобы не скапливалась вода на полу, там тоже пробили дырку. Комната в 11 кв. метров. Когда мы раскладывали диван и кресло для малыша, пройти к окну можно было только по дивану и по Васиному креслу! 11 квадратных метров! Из них вычти ещё 2,5 метра, которые занимала кладовка». Культурный шок дополнила кухня. Как водится, одна на всех. Панели в убийственной зеленой гамме, коридор, додавливающий своей депрессивной зеленью, у каждой хозяйки свой стол, словом, классический советский дизайн. «Как сейчас помню, захожу я туда с Васькой на руках, вижу всех этих женщин… Они сидят, разговаривают. Шумит стиральная машина… В общем, готовила я у себя в комнате, в ту кухню не могла даже выходить. Проскальзывала, как мышка, и всё. Через год родился Витя. Ещё год, уже вчетвером, мы прожили в тех же 11 квадратах». Лишь на третий год молодой семье была выделена отдельная квартира. Так закаляется сталь. Сталь духа и характера.

Когда в гости приехала мама, то выходить в общую кухню она категорически отказалась. С рождением второго сына Светлана вынуждена была последовать примеру остальных хозяек и обустроила собственный уголок в коммунально-кулинарном пространстве. На просьбу принести что-то из кухни, мама отвечала тихо и однозначно: «Иди сама». Карьерный рост, на который ссылалась мать, рекомендовав дочери Сахалин как место практики, имел малопривлекательный и незавидный образ. Светлана, однако, не напоминала ей об этом: «А зачем? Что это изменило бы? Абсолютно ничего! А я никогда не делаю бессмысленных вещей». Очень конкретно.

Жизнь на острове имеет свою специфику. Будь то Крит или Сахалин. Если в Греции моряки бастуют больше трёх дней, полки критских супермаркетов опустевают. Идёшь, к примеру, за молоком, и теряешься в ощущении надвигающейся катастрофы. Неуютно… Но Средиземное море, по крайней мере, не замерзает. Сахалин же регулярно оказывался в условиях полной изоляции, когда море «вставало». Если продукты завести не успели… Добро пожаловать в дальневосточный экстрим.

«Однажды, — рассказывает Светлана, — море встало очень рано. Жуть… Когда ты не знаешь, чем будешь сегодня кормить детей, не до смеха. Нас спасали австралийскими стратегическими запасами. Мы ели кенгурятину, бизонятину. На каждой туше стояло, как положено, клеймо. Мясо было с истёкшим сроком, но нормальное, не испорченное. Просто есть срок, в течение которого оно должно быть реализовано. Вот нам его и реализовывали. Королевских крабов ели неделями. Там одна клешня вот такой толщины (Светлана широко разводит пальцы). Деликатес-то он деликатес, но когда его ешь неделю, две, три… Ну, не лезет уже! Во!» (сопровождает характерным жестом руки по горлу). Крабы или, как вариант, ещё одна экзотика — кенгуриные рёбра. Икра действительно была едва ли не самым доступным продуктом. Великолепная. Красная кетовая. Икринки крупные, шикарные. И цены доступные. Но икра была только в определенный период. Когда вели заготовки.

Сказать, что жизнь на Сахалине была поучительным опытом, не сказать ничего. Мощная встряска, способная одного утопить в депрессии, а в другом сгенерировать всю внутреннюю силу и стойкость духа. Вот уж действительно, что не убивает, делает нас сильнее.

Сам себе психолог

Возможно, сильные характеры, и в самом деле, нуждаются в экстремальных ситуациях, чтобы совершить новый прорыв на жизненном пути. Таким потрясением для Светланы стала потеря свёкра, ушедшего неожиданно и трагично. Именно он был связующей силой семьи и источником жизненной энергии для неё лично: «Его смерть перевернула всё. У меня словно выбили какую-то ось. Я почему-то решила, что ответственность за наше будущее целиком и полностью лежит на мне». И она принимает красивое и оригинальное решение, расширяющее выбор и открывающее новые возможности. Получить второе высшее образование. На этот раз профессия полярно противоположна предыдущей. Психология. Очень эффективный прием пробудить в себе внутренний резерв в кризисной ситуации, — с головой ринуться в выполнение сложной, важной и непременно увлекательной задачи.

Первый набор в только-только открывшийся Открытый университет Натальи Нестеровой, один из первых частных вузов России. Очень хорошие педагоги, воодушевление и невероятное желание изменить жизнь. График экстремальный — с утра работа в детском саду, потом подработка няней в одной семье, вечером институт, дома школьные задания с сыновьями, и оставалось, как ни странно, ещё пару часов на дела по хозяйству. И так 4 года. Благо, некоторые предметы, сданные ещё в Горном институте, были зачтены и здесь. И тем не менее… жить в таком, мягко говоря, интенсивном темпе может только человек глубоко мотивированный и очень выносливый физически.

Психология как прикладная наука в те времена была весьма популярной. Изменились времена, остались в прошлом несомненность будущего и заранее расписанная жизненная программа. И на социум с мощью цунами обрушилась новая реальность, с её проблемой выбора, необходимостью принимать решения, с экстремально высокими скоростями и ежесекундными изменениями обстоятельств. Стресс с его мощной разрушительной силой неумолимо проник в каждую клетку тела и мозга. Жить стало страшно… Каждый стремящийся овладеть обстоятельствами, перестроиться самому или перестроить их под себя, неизбежно обращался к психологии. Многие погружались в неё настолько, что становились профессионалами.

Светлану привлекла детская психология. С детьми было легко и просто. Объяснять, находить общий язык, видеть мгновенный искренний отклик. Чистая светлая энергия детских душ восполняла нехватку таковой, когда Светлана в ней нуждалась. И питала её энтузиазм на новом поприще.

«Все знают, что в психологи идут люди, которые в первую очередь намерены решить свои собственные проблемы», — уверенно заявляет Светлана. Воистину… Иначе как объяснить случайность появление темы дипломной работы? «Влияние стилей воспитания в семье на формирование инициативности и исполнительности ребёнка», — словно ключ к разгадке феномена собственной личности. Шанс приблизиться к себе. Однако, тема, действительно, возникла случайно! «У меня был педагог, руководитель диплома, который однажды мне предложил: «Свет! Есть одна интересная тема… Давай ты её сделаешь?». То есть это не был мой выбор». И кто рискнет утверждать, что случайности случайны? Разумеется, работа получилась шикарная. С результатами исследований, массой интересного материала, глубокими выводами. На её основе позже кто-то даже защитил кандидатскую диссертацию.

Итак, вечный вопрос. Как в одной и той же семье, у одних и тех же родителей, вырастают абсолютно разные дети, полярно противоположные характеры? Как известно, «человек формирующийся» варится в бульоне, приправленном родительским примером, но имеющим ярко выраженный привкус среды. Сам бульон, однако, замешан на косточках, дарованных матушкой-Природой. Этакий психолого-мотивационный рассольник. Основа его, всё же, суть персоны. Стержень. Характер, или, точнее, дух, определяющий способ реагирования на обстоятельства, способ уникальный, только этому индивиду присущий. Так, в горниле запредельных условий куются лидеры, бойцы, выдающиеся личности, меняющие порой даже ход истории, судьбу всего человечества.

Детская психология как работа тоже оказалась направлением тупиковым для Светланы. Энтузиазма хватило, чтобы понять однажды — с детьми всё в порядке! Чтобы помочь ребёнку, надо лечить его родителей. А родители не то что лечиться, но и признавать проблему, причем свою, отказываются. Последней каплей стал вполне конкретный случай: «Когда ко мне пришла девочка лет шести, вся в синяках, я увидела и воскликнула: «Господи, что с тобой? Что случилось?». Надо ж ещё и не напугать ребёнка. Эмоции приходится сдерживать. А она запросто так мне и отвечает: «Да… я не хотела сегодня это платье надевать, вот бабушка меня и побила». И я поняла, что это выше моих сил. Сердце не выдержит… Я пришла к директору и объявила, что ухожу…».

Увы, и вторая профессия не дала желаемого удовлетворения. Тем временем, судьба готовила ей очередное испытание. Вероятно, чтобы подтолкнуть её к принятию окончательного решения относительно своей семейной жизни. К принятию и его воплощению.

Младший сын попадает в аварию. «Витя ехал на мопеде, и его сбила машина. Открытый перелом, титановый стержень, в трёх местах сломана рука, растяжка, сильные обезболивающие, — вспоминает Светлана. — Всё легло на мои плечи. И легло тяжело». Муж на тот момент был по делам в Греции. Всё сама. Помогала свекровь. По всем правилам суеверия, продолжение бед не заставило себя ждать. После тяжелого дня, проведенного в больнице, Светлана предложила свекрови остаться ночевать у неё. Если бы свекровь уехала домой, последствия были бы трагичными. «У нас большая квартира, — описывает Светлана. — Ночью прохожу по комнате и вижу в темноте что-то белое на полу! Подхожу ближе — моя свекровь! Я сначала потрогала пальцем. Жива вообще? И это после того, что мне пришлось пережить днём раньше с Витей, у которого кости были наружу!». Организм свекрови оказался не стрессоустойчивым. Крайне тяжелый инсульт. Скорая… абсурдные пререкания с персоналом «в какую больницу везти». «Нет, вы повезёте её туда, где лежит сын! Я не смогу разорваться между двумя больницами в Москве». Только удовлетворив материальную заинтересованность противоположной стороны, удаётся решить вопрос в пользу стороны пострадавшей.

И снова жизнь превращается в покорение Эвереста. Во время обеденного перерыва бегом в больницу — надо покормить сына, потом вахта у свекрови. Снова на работу. Вечером в той же последовательности. Но к режиму экстремальных нагрузок Светлане не привыкать. Врач, впечатлённый её выносливостью, спросил однажды: «А где ваш муж вообще? Почему он всё ещё не здесь?». И эта ситуация стала последней каплей, переполнившей чашу бескрайнего терпения.

Сильная женщина включает режим полной перезагрузки. В очередной раз всё сначала… Москва с её бешеным ритмом, муж, испытывающий отношения на прочность, профессии без возможности самореализации, холод и серое небо — всё осталось по ту сторону настоящего момента. Без колебания, с радостью и уверенностью в благотворности перемен Светлана переезжает на Крит. Наконец-то многолетний и нежный роман со страной солнца и моря перерос в реальный перспективный союз.

У моря, у синего моря

Всё произошло со стремительной быстротой. Сразу начала работать экскурсоводом. Сразу перешла на индивидуальные экскурсии. Очень быстро поступила в Высшую школу экскурсоводов. Окончив её, стала одной из единиц русских лицензированных гидов на Крите. Одной из единиц означает достойный уровень и вознаграждения труда, и, что очень важно, его условий.

«Крит я очень люблю! — делится Светлана. Ни тебе выхлопных газов, ни суеты. Небо голубое, море рядом, птицы щебечут по утрам. Климат хороший, продукты «с грядки», спокойствие. Я могу выйти в девять вечера, идти по улице и не бояться приближающейся группы молодых людей! Для меня это очень важно! Время от времени я езжу в Москву — с сыном и друзьями повидаться, налоги государству заплатить, опять же (смеётся)… Билет покупаю — и уже по Криту скучаю. Мне тяжело отсюда уезжать в Россию».

А вот поездки в Италию стали уже потребностью. Крит, богатый на дары и прелести природы, не способен удовлетворить эстетических, духовных потребностей личности. Это факт. Театр, музыка, живопись… эти удовольствия приходится искать на стороне. Поэтому человек даже с минимумом духовных запросов планирует хотя бы раз в пару лет такие «культурные туры».

Для Светланы таким источником эстетического вдохновения стала Италия. «У нас с подругой даже шутка такая в ходу: «Что-то макарон захотелось!». Стало быть, пора планировать. — рассказывает Светлана. — Я была во Флоренции и в Риме. Флоренция, конечно, потрясающая… как первое впечатление, её не сгладить никогда. Рим, однако, даёт больше возможностей. В первый раз мы были там вместе с подругой. Ходили до тех пор, пока ноги не отекли. Обошли всё, что можно было обойти. Второй раз я там была одна, восемь полных дней, сотни раз всё снова обошла. И даже уже начала ориентироваться!

Италия питает мой мозг. Невероятная красота! Мне очень не хватает живописи, наслаждения изобразительным искусством. Там я получаю сполна. С удовольствием поеду туда и третий, и четвёртый раз. И мне всё равно, что в мире миллионы интересных мест. Мне было там хорошо, и я туда непременно вернусь! Так хочется иногда макарон!» — хохочет Светлана.

Крит навсегда

О гостеприимстве и открытости критян ходят легенды. Действительно, в ответ на вопрос «как пройти/проехать» рискуешь получить и стол, и кров, и сказку на ночь. Критяне ощущают себя особенными, более значимыми, чем все остальные греки, а родину свою не иначе как центром Вселенной считают. И, надо признать, имеют на то право!

Европа, знаем мы из истории, началась с Крита, именно сюда принес Зевс юную красотку, дочь финикийского царя, пленившую величайшего из богов своей нежной чистотой и совершенством облика. Да что там царевна… Если Зевс и родился, и упокоился именно на Крите, это что-то значит? Не говоря уже о первой в Европе цивилизации, процветавшей на Крите несколько тысячелетий назад, названной по имени легендарного царя Миноса… Словом, критяне имеют полное право на здоровую долю национализма. Есть даже характерный анекдот о том, как сын однажды поинтересовался у своего отца-критянина, что такое «шовинизм». На что отец невозмутимо ответил, смачно растягивая слова: «А это, сынок, когда кто-то думает, что есть на свете места, лучше, чем Крит». Над ними подтрунивают греки с материка, считая простачками, деревенщиной. Критянина, кстати, очень легко узнать по характерному критскому диалекту, где явственно слышатся шипящие звуки, в исконном греческом языке не существующие.

«Мне импонирует их противопоставление всему остальному греческому миру, — с улыбкой делится Светлана. — Они имеют на это основание. Мне импонирует их понятие семьи, их отношение к женщине. У меня были два мальчика, два брата, которых я учила русскому языку. И вот поехали мы в Афины экзамены сдавать. Обычная критская семья. Папа-мама — критяне, мальчики уже заняты в семейном бизнесе, виноделии. У них свой завод. Идём мы в аэропорту — я, мама — Катерина, маленькая, щупленькая, очень шустрая, чрезвычайно умная женщина, и двое её сыновей. Естественно, в чёрных рубашках и чёрных джинсах. Как они шли!!! По обе стороны от матери, словно её свита. Это надо видеть! В их позах, движениях, в самой стати сквозило — критянин идёт! Дорогу!».

— Какая же из трёх приобретенных профессий более всего пришлась по душе? — спрашиваю Светлану.
— Моё рукоделие! — ни секунды не мешкая, восторженно отвечает моя героиня. — Если б не рукоделие, я б не знаю, как бы я вообще вытянула… Какие бы потрясения ни случались, я всегда при моём деле, я вся там. Поэтому мне достаточно трёх дней, чтобы прийти в себя, прожить и пережить трудную ситуацию и вновь обрести силы. Ну, если уж что-то очень серьезное… может быть, неделю. И я успокаиваюсь. Рукоделие — это моё всё!

Вот где разгадка и секрет внутренней силы и невероятного жизнелюбия! Дело, которое ты любишь всей душой, которое никогда тебя не утомляет, которое дарит тебе ощущение полноты жизни, радость, вдохновение… Так просто! И так сложно… Удачлив тот, кто обнаруживает в себе такую склонность ещё в детстве. У людей менее инициативных, послушно следующих сначала советам родителей, затем осваивающих заранее определённые этапы карьеры, даже мысль не возникает, что всё, данное извне, однажды себя исчерпает… Источник счастья — только внутри. Никто и никогда не сможет подарить глубокую радость. Потому что она уже есть. Только настройся на её волну, прислушайся к себе и в тишине насладись её прекрасным звучанием.

Сознание и внимание человека, находящегося в абсолютном согласии с собой и миром, сосредоточено на настоящем, на моменте «здесь и сейчас». Он не забегает мыслью вперед и на обращается в прошлое. Многие стремятся овладеть этим редкостным умением, штудируя буддийские трактаты и медитируя часами. Есть, однако, счастливчики, наделённые этим даром от природы.

«А у меня всё есть! О чём ещё мечтать? — подытоживает Светлана. — Хотя… (на секунду задумалась) Очень хочу большую вышивальную машину. Чтоб захватывала 1,5 метра полотна. Нынешняя берёт участок ткани 36 на 36 сантиметров. А так, представь себе — загнала туда весь кусок, кнопочку нажала, и она у меня два-три дня вышивает! Но эта машина очень большая, ей нужно пространство. И стоит она соответственно масштабу», — иронично улыбается Светлана, словно не веря в возможность воплощения своей мечты.

Однако, по всем законам обращения энергий, если желание возникло, значит, у Вселенной уже есть несколько сценариев его исполнения.

— Какое послание себе в будущее ты могла бы отправить?
— В прошлое?
— Нет, в будущее.
— Себе в будущее? В моё будущее? Не знаю… Я же не знаю, что там будет впереди. Я буду старушкой… Какое может быть послание? У меня его нет. А в прошлое могу! Я бы себе сказала: «Ты молодец! Ты — вообще молодец! Я тобой горжусь! Ты всё делала правильно».

Для неё не существует то, что не происходит здесь и сейчас. Будущее придёт само. Таким, каким придёт. Зачем о нём думать? «Для меня всегда важен настоящий момент, — подытоживает она. — И только он!»

А о будущем она не беспокоится. У неё все ходы расписаны. Уже. Сугубо прагматичный подход. Возможные ограничения физических возможностей её совсем не пугают: «Я очень люблю нажимать кнопочки. Обожаю. Использую по максимуму бытовую технику. И время экономит, и возможностей физических требует минимум. Даже если, грубо говоря, на каталке — кнопочку нажать всегда силы найдутся. Я пишу неплохо. Я уже для себя решила. Не будет одного, придёт другое. Буду писать. Слава Богу про мою жизнь можно не одну книгу написать. Займусь этим. Не смогу писать, буду читать. Не будет глаз, буду слушать. Всё! Вопрос решён!».

Не сказала. Отрезала. И пошла вышивать-довязывать. Не скатерть. И не модный кардиган. Жизнь свою из пёстрых нитей и мягкого бархата в причудливый узор сплетать. Узор, который сама выбрала, в свою систему координат поместила, на свой вкус и желание опираясь, своё вдохновение и радость питая, своё абсолютное счастье своими руками созидая.

Автор: Ирина Кочнева
Филолог, журналист. В течение 10 лет работала в различных СМИ маленького сибирского городка Ангарск, расположенного у берегов легендарного Байкала.
С 2010 года живет на Крите и работает гидом-экскурсоводом.

Ираклион.ру советует путешествовать по острову на подходящем автомобиле

Экскурсии с Крита на Санторини с Ираклион Ру, Греция
Экскурсии на Балос с Ираклион Ру, Крит, Греция
Экскурсия в Кносский дворец с Ираклион Ру, Крит, Греция
Экскурсии с Крита на Санторини с Ираклион Ру, Греция

 
Ираклион.ру

Будь в курсе • 2019!

Всё о Крите и экскурсиях плюс акции и скидки —
в вашем почтовом ящике:

Спасибо, Ираклион.ру! Пока добавлю страницу в закладки.

Запомнить страницу?

Просто добавьте страницу в закладки
и она не потеряется!